Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия X

+7 (495) 536-02-22

Даль Константинович Орлов, писатель, заслуженный деятель искусств РСФСР

07.08.2016

Даль Константинович Орлов, писатель, заслуженный деятель искусств РСФСР

ПОМНИТСЯ, РАК… Нет, не забывается: когда Яковлев с Горбачевым занялись сначала кинематографом, а потом страной, вскоре стало удивлять даже то, что ходят электрички, а стрелочники переставляют стрелки. Отменный пришел развал и распыл. С порнографией, правда, наладилось. Казалось, это конец: до России добрались и разобрались окончательно. Но смотрю нынче окрест себя: а ведь мы, если по-главному, не просто красиво и достойно стоим, а еще иным вставляем перо по части пресловутого "уровня цивилизации". Чтобы убедиться, достаточно, например, заболеть раком. Я о личном.

Ребята, я только что наблюдал вблизи 62-ю Московскую городскую онкологическую больницу! Я был бы подлецом, не скажи вам об этом хотя бы два слова. Нет, мы не безнадежны, когда у нас уже есть ТАКОЕ, и нормально, без шума и треска, будто некоей космической породы "лечебница для органонов" функционирует днем и ночью. Люди валят сюда потоком, любого рода и племени, достатка и ранга, с пакетами и сумками на колесиках, часто сразу в домашнем. По-разному скрывающими свой испуг, но будто наверняка знающие, что домой они вернутся. Молва укрепила веру. Это на 15 километре Ново-Рижского шоссе. То ли тут остатки леса, то ли начатки парка. Заросли берез. Обыкновенных и, как полагается на Руси, плакучих. Затесались несколько гигантских старых яблонь. Система белых корпусов, два – главные. Просторный фонтан, с рыбой. Прямые разбеги плиточных дорожек – мечта Собянина.

С учетом последующего, скажу, что в молодости доводилось полежать в номенклатурном Четвертом управлении: нет, с этой вот, 62-й, не сравняется. Но там, чтобы полежать, требовалось сделать типа карьеру, здесь достаточно просто заболеть. С какой рожей ты явился, никто и не посмотрит. Тебя сразу и предельно добросовестно начнут возвращать к жизни. Обыкновенная городская больница. Для прописанных на Севере города – вообще бесплатно. Так и не вспомнилось ни разу, что бывало приходилось идти в больницу с собственными лекарствами. Тут тебя колят и в хвост и в гриву, не спрашивая. Они лучше знают, что нужно перед операцией: лежи. А на этих просторных кроватях, кстати, с черт-те какими прибамбасами, можно слетать к кольцам Сатурна и даже не заметить. При этом тебе несколько раз поменяют постель, если организм подведет. Мы ползаем из двери в дверь, закладываясь в капсулы, объемы, некие тусклые и сверкающие профили, потому что нас изучают.

Впервые, наверное, сошлюсь на церковный авторитет, но тут надо. В своем приветствии и благодарности больнице 62 патриарх Кирилл (видимо, был повод, у любого может заболеть близкий) пишет: "Особенно хотел бы отметить прекрасное техническое оснащение больницы, которое в сочетании с высочайшей квалификацией её сотрудников делает данное медицинское учреждение онкологическим центром мирового уровня". Ну да, у них даже пятый этаж главного корпуса, куда ведут специальные лифты, напоминает интерьером капитанскую рубку "Наутилуса": здесь кабинеты двух богов – директора Анатолия Нахимовича Махсона и главного хирурга Павла Вячеславовича Кононца. Известно, что именно первый шаг за шагом в течение лет превратил 62-ю в то, чем она стала наяву. При имени второго, коллеги просто закатывают глаза от восторга и от немыслимой твоей удачи, если за тебя взялся Кононец лично. "Всё, говорили они, лучше не сделает никто". А доктор медицинских наук Юлия Валерьевна Фролова еще, помню, добавила: "У него фантастическая операционная!". Спасибо Павлу Вячеславовичу, что мною не пренебрег. Правда, и основательный путь проверок и анализов пришлось одолеть. Весьма порой неласковых. Он хочет понимать организм пациента полностью. Семь раз отмерь… Где-то там, наверное, тоже пролегает одна из границ между ремесленником и виртуозом. Но зато домой отправил через четыре дня после многочасовой операции. Я ходил на второй день. Как они это делают?! Лет ему, по-моему, 35 – нормальный возраст для маэстро. Покуриваю трубочку перед дорогой, смотрю из под берез на все это хозяйство, недоумеваю: откуда они взялись, эти пятьсот медиков и немедиков в разных элегантных фирменных нарядах? Уверенных в себе, спокойных, немного загадочных со своей скрытой от посторонних тайной: вытаскивать с того света. Здесь в каждом подразделении, а их ровно столько, сколько ликов у рака, свои звезды. Значит, всех-таки обучили, отобрали, зарядили огнем профессии и поистине гуманитарной ответственности. Откуда взялись? Да из сегодняшней России они все! Это и складно. Медицинская сестра Оля снимает с меня швы. "Потерпи, миленький!" - приговаривает. К вам давно обращались "Потерпи, миленький"?.. Через минуту она забудет про меня и "миленькой" ей станет улыбчивая бабушка 87 лет с чем-то отрезанным внутри. Да и ладно. Мне хватит заключительного разговора с Кононцом. "Теперь спокойно допишу книгу", - делюсь я, обнаруживая попутно: а ведь он чем-то напоминает молодого Бальзака периода примерно "Шуанов". Только чисто выбрит, кровь с молоком и с могучими руками, как и полагается нормальному хирургу. "Почему одну? – серьезно уточняет хирург. – Можно еще!". Так что, здравствуйте!


Возврат к списку

Обычная версия