Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия X

+7 (495) 536-02-22

Орлов Даль Константинович, Заслуженный деятель искусств РСФСР, писатель

07.08.2018

Орлов Даль Константинович, Заслуженный деятель искусств РСФСР, писатель

Обращаюсь к тем, кто боится рака. Нас таких довольно много – вот, к ним. По праву солидарности и с желанием поделиться: а ведь не всегда всё бывает плохо! Только что, скажем, вышел из 62 –й Московской онкологической больницы – неделю обследовали: не возник ли снова два года назад удаленный рак. Нет, выяснилось, не возник, всё чисто. Настроение стало, как у того альпиниста, что неделю висел над бездной и все-таки его сняли вертолетом.

Тут, конечно, в чьи руки попадешь. Счастье, что моим вертолетом оказался главный хирург знаменитой 62-й Павел Вячеславович Кононец. Именно он «правил» меня внутри, одновременно с основной темой разобравшись и кое с чем по соседству – чисто человеческая добросовестность и виртуозное мастерство. Мог ведь и не стараться. Не мог – профессиональная совесть хирурга не позволила.

Появилась такая порода врачей, чаще молодых, но уже получивших некие должности, что как бы кайфуют от невольной своей власти над больным – не улыбнется навстречу, не повернет, как говорится, головы кочан, не затруднит себя говорить отчетливо, а бормочет неразборчиво, унижая, особенно пожилых, усилием понять для них всегда жизненно важное. Бюрократ из такого вырастет, врач никогда – заканчивается на глазах.

Не знаю, как объяснить, но с Павлом Кононцом всё не так. Когда удавалось на две-три минуты заполучить для общения, возникало чувство, что из тени вдруг перешел на солнечную сторону. Просто так, без всяких стараний с его стороны – спокойно улыбчив, плечист и крепок и – это видно – с несокрушимой уверенностью в своих знаниях и умениях. И вот уже не боишься рака, и страха нет, – еще поживем…

В двухгодичной давности посте писал, что даже среди профессионалов о Кононце ходят легенды, о том, как крепким профессиональным узлом закручена возглавляемая им многолюдная его служба – больному ли не увидеть и на себе не прочувствовать. Вот и говорю о том снова, когда выяснилось, что вышел тогда из глубокого наркоза не напрасно.Он моложе меня более чем в два раза, а смотрю, как на наставника. Сорок лет, трое детей. Не отходит от операционного стола, весь, как говорится, в мыле, и делает свое дело с упоением. Видно – не скроешь.

А народ здесь лечится самый простой. Городского уровня больница, но с отличной аппаратурой и высокой репутацией. Хорошо бы не растерять… Смотришь на людей в курилке (отдельный павильончик в парке), у кабинетов, в коридорах – думаешь невольно: до чего может довести порой нужда и болезнь! А здесь возятся с каждым, выхаживают, вытягивают в жизнь – здесь реальная демократия, поставленная на поток. И каждому свое: кому облучение, кому химия, кому операционный стол. Ради них живут Кононец и его товарищи.

И снова о себе: книжку благодаря добавленному той операцией сроку закончил, подарил хирургу с благодарной надписью, сейчас заканчиваю следующую. Ну, а дальше посмотрим…


Возврат к списку

Обычная версия